Сайт Юго-Осетинской части СКК -
версия для печати

    

Рубрики

Главная
О нас
Архив




© RSOMFSA Design Group 2003. All Rights Reserved

ЭТО ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ

Южная Осетия: "Мы считаем, что факт 50% сокращения вооруженных сил Южной Осетии был скрыт Миссией ОБСЕ в Грузии от руководства ОБСЕ и делегаций стран-членов ОБСЕ"

ОБСЕ игнорирует односторонние миролюбивые действия Южной Осетии
   

18 апреля 2006 года Первый заместитель председателя Правительства Республики Южная осетия, Сопредседатель СКК от юго-осетинской стороны Борис Чочиев направил письмо Действующему Председателю ОБСЕ Карлу де Гюхту. Приводим текст письма полностью:

"Ознакомившись с материалами 604 сессии Постоянного совета ОБСЕ от б апреля сего года, хотим Вас проинформировать, что в заявлениях и высказываниях Австрийского Председательства в ЕС, поверенного в делах Миссии США в ОБСЕ Кайла Скотта и Постоянного представителя Грузии Виктора Долидзе имел место ряд необъективных оценок и утверждений относительно ситуации в Южной Осетии и вокруг нее.

В ходе обсуждения на Постоянном Совете итогов 48 заседания СКК, не было отражено Заявление юго-осетинской стороны от 27 марта 2006 года о продолжающемся необъективном информировании Миссией ОБСЕ в Грузии руководства ОБСЕ в Вене и международного сообщества о ситуации в зоне грузино-осетинского конфликта с прилагаемой соответствующей Аналитической справкой, в котором отражены конкретные случаи такого характера.

Мы также не обнаружили упоминания об этих двух важных документах в отчетах Миссии ОБСЕ в Грузии, направленных в Вену, которые служат основанием для столь необъективного мнения представителей международного сообщества о реальной ситуации в зоне грузино-осетинского конфликта и об истинных источниках угрозы безопасности для мирного населения.

Исходя из этого, у нас сложилось мнение, что Глава Миссии ОБСЕ в Грузии г-н Рой Рив намеренно не отразил Заявление Юго-Осетинской части СКК в своем отчете об итогах 48 заседания СКК.

Нас тревожит тот факт, что односторонние действия Грузии, направленные на дальнейшую эскалацию напряженности в зоне конфликта, встречают некритичное отношение в ОБСЕ. А односторонние миролюбивые действия Южной Осетии игнорируются ОБСЕ и международным сообществом в целом, как и одностороннее сокращение вооруженных сил Республики Южная Осетия на 50% на фоне интенсивных военных приготовлений и поставок в Грузии вооружений из стран-членов ОБСЕ. Мы считаем, что факт 50% сокращения вооруженных сил Южной Осетии был скрыт Миссией ОБСЕ в Грузии от руководства ОБСЕ и делегаций стран-членов ОБСЕ. Между тем мы вправе ожидать более справедливой оценки нашей миролюбивой позиции со стороны ОБСЕ.

Также в тени остается тот факт, что заявленное премьер-министром Грузии Зурабом Ногаидели намерение проводить ротации грузинского батальона ССПМ один раз в три месяца входит в грубое противоречие с Положением о воинских контингентах, предназначенных для нормализации ситуации в зоне грузино-осетинского конфликта, в соответствии с которым ротации должны проводиться лишь 1 раз в 6 месяцев. Также обращаем Ваше внимание, что с сентября 2004 года по настоящее время грузинской стороной осуществлено 8 ротаций грузинского батальона ССПМ вместо 3, предусмотренных Положением. Несмотря на это, г-н Кайл Скотт и г-н Виктор Долидзе в своем заявлении от 6 апреля 2006 года в нарушении Сочинских и других соглашений обвиняет власти Южной Осетии.

В нарушение Сочинских соглашений грузинской стороной не только осуществлен ввод в зону конфликта сил военной полиции Грузии, но и открыт незаконный блок-пост, на котором сотрудники военной полиции министерства обороны Грузии останавливают проезжающие автомашины, оскорбляя и избивая пассажиров осетинской национальности, а также вымогая у них деньги. Данные факты не фиксируются Миссией ОБСЕ в Грузии, что мы считаем грубым нарушением Меморандума о взаимопонимании между Личным Представителем СБСЕ и руководством Южной Осетии от 1993 года, где одной из целей Миссии является «исследовать факты насилия». Грузинская сторона также на подконтрольных ее вооруженным формированиям участках дорог препятствует провозу продуктов питания в осетинские села Южной Осетии, что создает угрозу гуманитарной катастрофы. Однако эти факты не отображаются в отчетах Миссии как тревожные. Более того, наблюдаются попытки оправдать эти антигуманные действия, что, по нашему мнению, не только не соответствует Меморандуму о взаимопонимании между ЛП ДР ОБСЕ и руководством Южной Осетии, где зафиксировано, что члены Миссии будут воздерживаться от каких-либо действий, несовместимых с нейтральным характером их функций, но и входит в противоречие с принципами ОБСЕ по человеческому измерению.

Мы воспринимаем с непониманием тот факт, что r-н Скотт в своем заявлении умолчал о тех причинах, которые воспрепятствовали прийти к единому мнению по мерам восстановления доверия, гарантиям безопасности и демилитаризации. А причины заключаются в том, что Грузия открыто готовится к силовому разрешению грузино- осетинских взаимоотношений. Об этом говорят факты: Южная Осетия сократила свои вооруженные силы на 50%, а Грузия с 1 января 2006 года увеличила численный состав своих вооруженных сил на 33%, в г. Гори закрыты две школы, и в них будет размещен Главный военный госпиталь Грузии, который перенесен из города Тбилиси в город Гори, в непосредственную близость к зоне конфликта. В г. Гори строится морг на 260 мест, что не соответствует потребностям мирного времени. Грузия фактически вывела свой миротворческий батальон из подчинения ССПМ, продолжает совершать акты насилия в отношении граждан Южной Осетии, регулярно осуществляет разведывательные облеты территории зоны конфликта и, к тому же, на заседании СКК 26-28 марта 2006 года именно грузинская сторона отказалась подписывать протокол о неприменении силы, а Сопредседатель СКК от грузинской стороны, Государственный министр по урегулированию конфликтов Грузии г-н Георгий Хаиндрава открыто заявил, что он «не уполномочен руководством Грузии давать какие-то гарантии неприменения силы». Данные важные факты, оставшись за рамками отчета Миссии ОБСЕ в Грузии, к сожалению, не стали известны Вашему Превосходительству, Австрийскому председательству в ЕС и международной общественности в целом, что способствовало искаженному пониманию реальной ситуации. На фоне этого, вызывает нашу обеспокоенность высказывание г-на Кайла Скотта, что «невозможно надеяться на мирное разрешение конфликта». Это высказывание мы воспринимаем как прямую угрозу повторения сценария 2004 года, а именно — вооруженного вторжения в Южную Осетию вооруженных подразделений Грузии, подготовленных американскими военными инструкторами и оснащенных вооружением, переданным Грузии США и некоторыми странами-членами ОБСЕ.

Поверенный в делах Миссии США в ОБСЕ г-н Кайл Скотт половину своего пространного заявления уделил якобы обнаруженной в зоне конфликта одной «юго- осетинской» единице тяжелой военной техники. Исходя из отчетов миссии ОБСЕ в Грузии, он заявил о, якобы, имевших место шести такого рода случаях. На самом деле было только два случая нахождения в зоне конфликта принадлежащие осетинской стороне тяжелой военной техники, которая была незамедлительно выведена из зоны конфликта. Другие «случаи» относятся к разряду выдумок (даже в отчетах Миссии ОБСЕ в Грузии их описания сопровождаются словами «наверное», «возможно» и т.д.) Однако нам не известно, чтобы представитель США или какого-либо другого государства- члена ОБСЕ в столь же резких выражениях подвергал критике в ПС ОБСЕ действия Грузии, приведшие к гибели и ранению десятков мирных жителей в зоне конфликта после того как Грузия при поддержке военно-транспортной авиации 31 мая 2004 года ввела в зону конфликта десятки единиц тяжелой военной техники, подразделения Внутренних войск МВД Грузии в количестве до 3000 человек. Не критиковал представитель США действия Грузии и после того как в результате минометного обстрела г. Цхинвала 20 сентября 2005 года было ранено 8 человек, включая женщин и детей, и также не слышим мы критики с трибуны ПС ОБСЕ в отношении Грузии, которая в военно-разведывательных целях регулярно совершает облеты территории зоны конфликта, над которой запрещены полеты летательных аппаратов.

Мониторинг ситуации в зоне конфликта осуществляется как военными наблюдателями от трех сторон Смешанных сил по поддержанию мира (ССПМ), так и офицерами по военному мониторингу Миссии ОБСЕ в Грузии. Нередко мы находим существенные различия в рапортах наблюдателей ССПМ и офицеров ОБСЕ. Мы выражаем недоумение по поводу того, что нас заставляют доверять информации, поступающей от одного наблюдателя Миссии ОБСЕ в Грузии и в то же время не доверять информации, поступающей от трех наблюдателей ССПМ, которые представляют три стороны ССПМ.

В заявлении ЕС по Грузии, сделанном 6 апреля 2006 года, содержится фраза, якобы, «не все члены юго-осетинского руководства знают тот факт, что члены Миссии ОБСЕ в Грузии имеют право свободно передвигаться в зоне конфликта». Мы помним, что им было предоставлено право передвигаться и общаться с местным населением, что же касается мониторинга, то, учитывая их необъективность и предвзятый подход, требуем, чтобы проходили совместно с наблюдателями ССПМ. Кроме того, указный Меморандум был подписан в марте 1993 года сроком на три месяца, который истек более двенадцати лет назад. Недавно мы поставили перед Миссией ОБСЕ в Грузии вопрос о подписании нового Меморандума, но по независящим от нас причинам вопрос до сих пор не решен. Есть уверенность, что при Вашем содействии вопрос подписания нового Меморандума о взаимопонимании между Республикой Южная Осетия и ОБСЕ будет успешно решен в ближайшее время. Но для успешного решения любой проблемы нужны, прежде всего, объективная информация и непредвзятый подход.

 

Уважаемый господин Карл де Гюхт!

Учитывая, что многочисленные факты, имеющие место в зоне грузино-осетинского конфликта, не известны руководству и странам-членам ОБСЕ, а другие не менее многочисленные факты видятся в неверном свете, у нас есть основания еще раз обратить Ваше внимание на необъективную подачу информации Миссией ОБСЕ в Грузии, которая в соответствии с неопровержимыми сведениями, которыми мы располагаем, дезинформирует и дезориентирует те инстанции, которые пользуются указанными отчетами для выработки позиции по всему комплексу вопросов, связанных с урегулированием грузино-осетинского конфликта".


   
    Информационно-аналитический отдел
    Юго-Осетинской части СКК