Сайт Юго-Осетинской части СКК -
версия для печати

    

Рубрики

Главная
О нас
Архив




© RSOMFSA Design Group 2003. All Rights Reserved

ЭТО ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ

ПРАВИТЕЛЬСТВА РЕСПУБЛИКИ ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ
    Историческая необходимость провозглашения независимости Республики Южная Осетия была предопределена рядом сложных и многогранных факторов развития исторических и политических реалий начала и конца ХХ века. На протяжении неполных семидесяти лет - в 1920 и 1989 годах Южная Осетия дважды, а в 1991 - 1992 годах - третий раз стала объектом вооруженной агрессии со стороны как государственных, так и негосударственных вооруженных формирований Грузии, что повлекло десятки тысяч погибших, раненных, беженцев, а также нанесло непоправимый урон демографической ситуации. Только в результате вооруженной агрессии 1920 года было убито и изгнано свыше 30 процентов осетинского населения Южной Осетии. после этого агрессивный национализм, набравший силу в Грузии в конце 80-х годов ХХ века, не скрывал своих целей в отношении осетинского народа.
   Установившийся в Грузии 1991-1992 годах режим был признан фашистским бывшим президентом Грузии: было сожжено свыше ста осетинских сел Южной Осетии, убито свыше 1000 человек. Из Южной Осетии и Грузии изгнано из своих домов около 130 тысяч лиц осетинской национальности. В соответствии с преамбулой, а также пунктами a, b, с и d статьи II Конвенции по предупреждению и наказанию преступления геноцида, которая вступила в силу 12 января 1961 года такие действия квалифицируются не иначе как геноцид. При этом, вызывает особую тревогу, что в нарушение статьи IV данной Конвенции ни один виновник геноцида осетинского народа не понес в Грузии заслуженного наказания.
   Национально-освободительная борьба народа Южной Осетии не имеет ничего общего с сепаратизмом. Следует особо подчеркнуть, что к моменту провозглашения Республики Южная Осетия 20 сентября 1990 года Южная Осетия уже не находилась в составе Грузинской ССР, так как высший законодательный орган Грузинской республики в июне 1990 года принял Постановление, которое прекратило на территории ГССР действие всех законодательных актов, предусматривавших наличие Юго-Осетинской автономной области в составе ГССР. Вновь образовавшееся государство Республика Грузия (ныне - Грузия), объявившее себя правопреемником Грузинской Демократической Республики (1918 - 1921 гг.) не имеет никаких юридических оснований считать Южную Осетию частью своей территории, так как ни до 1918 года, ни в 1918-1921 годах, ни после распада СССР Южная Осетия в состав грузинского суверенного государства не входила и не входит.
   Выход Грузии из состава СССР сопровождался грубейшими нарушениями союзных и республиканских Конституций и законов, включая Закон СССР "О порядке разрешения вопросов, связанных с выходом союзной республики из Союза ССР". Республика Южная Осетия после провозглашения независимости Грузией, в точном соответствии с Законом "О порядке разрешения вопросов, связанных с выходом союзной республики из Союза ССР", самоопределилась в результате всенародного референдума, который прошел с соблюдением всех юридических норм и процедур, под внимательным мониторингом многочисленных наблюдателей из зарубежных государств.
   Законность существования Республики Южная Осетия подтверждена в ходе всенародного волеизъявления на двух референдумах, двух президентских и пяти парламентских выборах. Любые высказывания, ставящие под сомнение правомерность и законность Республики Южная Осетия, являются грубейшим нарушением 1 параграфа 1 статьи Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, а также статьи 2 Венской декларации и программы действий, которые гласят: "Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие"; 5 статьи 2 раздела Всеобщей декларации прав народов: "Каждый народ имеет незыблемое и неотъемлемое право на самоопределение. Он определяет совершенно свободно свой политический статус, без какого-либо внешнего иностранного вмешательства".
   Народ Южной Осетии, реализовав свое законное право на самоопределение, смог создать суверенное государство. Действия Грузии в отношении Южной Осетии оказались причиной дестабилизации ситуации и военных действий между Грузией и Южной Осетией. Лишение же Грузии возможности вмешиваться в жизнь Южной Осетии принесло мир и стабильность.
   Мы исходим из убеждения, что урегулирование станет реальностью, когда будут преодолены последствия вооруженной агрессии против Южной Осетии, созданы необходимые экономические, социальные условия.
   Южная Осетия является миролюбивым государством, которое не приемлет сепаратизма, терроризма и других опасных явлений современного мира, оно неоднократно выступало за создание Кавказской системы региональной безопасности, за разрешение всех имеющихся спорных вопросов мирным путем, за столом переговоров.
   В отличие от нас, Грузия открыто демонстрирует свою военную мощь, не только не скрывая намерения развязать агрессивные вооруженные действия против народа Южной Осетии, но и предприняв летом прошлого года попытку разрешить грузино-осетинский конфликт силовым путем в нарушение ранее подписанных Грузией соглашений, имеющих статус норм международного права.
   Введение в 2004 году Грузией в зону конфликта при поддержке военно-транспортной авиации, тяжелой военной техники, артиллерии, живой силы в количестве нескольких тысяч человек, варварские артиллерийские обстрелы мирных юго-осетинских населенных пунктов и жилых кварталов города Цхинвала, привели к полному или частичному разрушению жилых домов граждан, сооружений медицинского, общественного и хозяйственного назначения, но самое трагическое - к ранению и гибели мирных осетинских женщин, стариков и детей.
   Результат всего этого: полная потеря доверия к грузинской стороне и отброс процесса урегулирования на десяток лет назад. По сей день Грузия грубо игнорирует весь комплекс норм международного права, гуманитарного права, Женевских конвенций, направленных на защиту военнопленных, мирного населения, медицинских и гражданских объектов и персонала во время военных действий.
   Летом прошлого года Грузия самонадеянно бросила вызов всему человечеству привлечением к участию в боевых действиях против Южной Осетии участников бандформирований международных террористов, присутствие которых неоднократно фиксировалось на позициях грузинских войск сотрудниками соответствующих служб Республики Южная Осетия.
   Данные действия Грузии встретили единодушное осуждение тех зарубежных государств, которые не приемлют иного пути урегулирования грузино-осетинских взаимоотношений, кроме мирных, и которые неоднократно обращались к грузинскому руководству с соответствующими дипломатическими посланиями.
   Не можем не приветствовать посреднических усилий по прекращению военной интервенции Грузии, предпринятых Российской Федерацией и ОБСЕ на политическом и дипломатическом уровнях. В значительной степени именно благодаря их принципиальной позиции удалось удержать ситуацию от сползания к перманентному хаосу неконтролируемого насилия и кровопролития.
   Отмечая в целом позитивную роль ОБСЕ в данном вопросе, вынуждены напомнить о тенденциозном характере отчетов Миссии ОБСЕ в Грузии о событиях в зоне грузино-осетинского конфликта, направляемых в Вену. Справедливости ради также констатируем, что наша справедливая критика была с пониманием воспринята в Миссии, и в последнее время отчеты стали носить более объективный характер, хотя продолжают иметь место и случаи явной предвзятости со стороны их составителей. Вместе с тем, не можем не обратить внимание на то, что наряду с декларациями в поддержку мирного пути урегулирования, некоторые из этих стран - в большинстве своем являющиеся членами ОБСЕ, нарушая ряд обязательств как члены ОБСЕ, весьма активно поставляют в Грузию значительные партии вооружений и боеприпасов, что создает зримую угрозу безопасности для всего и без того взрывоопасного Кавказского региона.
   Однако, к сожалению, миротворческие усилия Российской Федерации и ОБСЕ не находят должного понимания в грузинском руководстве. Грузинский парламент подверг ОБСЕ резкой критике в ответ на заявление Действующего Председателя ОБСЕ, Министра иностранных дел Словении господина Димитрия Рупела, в котором осуждался очередной варварский обстрел мирных кварталов юго-осетинской столицы с территории Грузии.
   На фоне этого как результат целенаправленной политики Грузии, направленной на срыв признанной всем международным сообществом наиболее успешной миротворческой операции и дальнейшую милитаризацию зоны конфликта, не прекращаются провокации против трехсторонних Смешанных сил по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта, сопровождавшиеся оскорблениями, угрозами, избиениями и убийствами миротворцев.
   Эти вопиющие факты не только не стали предметом расследования со стороны правоохранительных органов Грузии, но их организаторы и исполнители были награждены президентом Грузии высокими государственными наградами. Российских миротворцев политические деятели Грузии обвиняют во всех грехах, забывая о том, что они сами разрушают этот уникальный механизм.
   В нарушение Положения о ССПМ, грузинская сторона вывела грузинский батальон из подчинения Объединенного Штаба ССПМ и подчинило его министерству обороны. В связи с этим, грузинский батальон лишен возможности выполнять распоряжения командования ССПМ.
   Также в нарушение ранее подписанных соглашений, предусматривающих ротации личного состава батальонов только раз в каждые полгода, Грузия проводит такие ротации почти ежемесячно с целью рекогносцировки местности и подготовки к ведению боевых действий.
   Считая наличие российского батальона в составе трехсторонних смешанных сил по поддержанию мира на территории Южной Осетии фактором, могущим затруднить реализацию своих планов, Грузия планомерно ведет работу по их дискредитации, пытается нарушить систему управления Смешанными силами по поддержанию мира, с тем, чтобы в дальнейшем добиться изменения формата миротворческой операции, замены российских миротворцев на контингент других стран, либо вообще свернуть миротворческую операцию.
   Южная Осетия стремится к участию в международных интеграционных процессах, считая, что полноценное экономическое сотрудничество может содействовать нахождению взаимоприемлемых компромиссов в целях укрепления мира и стабильности.
   Отмечая посреднические усилия Российской Федерации и ОБСЕ, Южная Осетия подчеркивает значимость деятельности по экономическому восстановлению в зоне конфликта, как одного из важнейших изменений мирного процесса, непосредственно влияющего на установления атмосферы доверия и сотрудничества между сторонами в конфликте.
   Южная Осетия надеется, что Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе будет и впредь во взаимодействии с Российской Федерацией оказывать содействие для поступательного развития мирного процесса и достижения справедливого урегулирования в отношениях между Республикой Южная Осетия и Грузией, с тем, чтобы не допустить возобновления вооруженного конфликта и разрастания очагов нестабильности на Кавказе.
   
   Любляна,

   15 ноября 2005 г.