Сайт Юго-Осетинской части СКК -
версия для печати

    

Рубрики

Главная
О нас
Архив




© RSOMFSA Design Group 2003. All Rights Reserved

ЭТО ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ

ПРЕЗИДЕНТ ЮЖНОЙ ОСЕТИИ ЭДУАРД КОКОЙТЫ ОБЪЯВИЛ О 50% СОКРАЩЕНИИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ И 3-КРАТНОМ ПОВЫШЕНИИ ЗАРПЛАТ, ПЕНСИЙ, СТИПЕНДИЙ И СОЦИАЛЬНЫХ ПОСОБИЙ

     15 января президент Южной Осетии Эдуард Кокойты принял группы представителей сената США, которые в сопровождении Германского отделения американского фонда Маршалла прибыли в Южную Осетию с ознакомительным визитом. На встрече присутствовали председатель парламента Южной Осетии Знаур Гассиев, ряд членов парламента и правительства Южной Осетии.
     Э. Кокойты сказал, открывая встречу:
     - Есть опасения, что договоренности, достигнутые между сторонами в г. Сочи, не будут соблюдаться. Южная Осетия с пониманием относится к мирным инициативам премьер-министра Грузии Зураба Жвания и госминистра по урегулированию конфликтов Грузии, Сопредседателя Грузинской части Смешанной контрольной комиссии (СКК) по урегулированию грузино-осетинского конфликта Георгия Хаиндрава, однако не понимает действий министра оборны Грузии Ираклия Окруашвили и других руководителей силовых структур Грузии, которые всеми силами стремятся выполнение достигнутых договоренностей.
     Вместе с тем, Э. Кокойты подчеркнул, что после проведенных встреч в Сочи и Владикавказе, несмотря на достигнутые договоренности, Грузинская сторона совершила 23 нарушения подписанных соглашений.
     "Несмотря на договоренность о демилитаризации зоны конфликта, в ней грузинская сторона открыла лагеря резервистов, которые проходят переподготовку по руководством зарубежных военных инструкторов. Несмотря на заверения грузинского руководства, что эти лагеря будут выведены из зоны конфликта, три дня назад был осуществлен новый набор резервистов, а президент Грузии лично посетил их. Несмотря на это, мы полны решимости и оптимизма в своем стремлении к мирному выходу из сложившейся ситуации, так как Южной Осетии, и в Грузии гораздо больше сил, которые выступают за мирное разрешение".
     Президент Южной Осетии также дал высокую оценку деятельности СКК, назвав их действия конструктивными и эффективными, и сказал, что "мы будем укреплять позиции СКК, но самое главное — чтобы стороны выполняли достигнутые договоренности".
     Он также отметил, касаясь путей дальнейшего урегулирования: "Мы не должны сосредотачиваться только на вопросах демилитаризации зоны конфликта, несмотря на то, что это остается одним из главных вопросов, — мы должны заниматься и экономическими вопросами. Мы должны 2005 год превратить в год восстановления доверия между нашими народами. А на третьем этапе мы должны приступить к политическому урегулированию, решить вопрос дружбы и добрососедства с грузинским государством.
     События 1989-1992, лета 2004 годов являются черной страницей в отношениях между нашими народами, и мы не хотим повторения того, что мы уже проходили. В связи с этим, мы обратились к руководству Грузии с предложением дать оценку этим событиям с признанием, что Южная Осетия не была агрессором, но сама подверглась агрессии. Когда грузинская сторона предлагает нам гуманитарную помощь в виде удобрений и демонстрирует это мировому сообществу как готовность к решению проблем Южной Осетии, ей не мешало бы подумать о возмещении экономического ущерба, который был нанесен Южной Осетии в 1989-1992 годах, в ходе этой агрессии.
     Сегодня, говоря о демократических изменениях в Грузии, они не хотят решить проблему осетинских беженцев, которые покинули Грузию. 4 года нам обещают принять закон о реституции имущества беженцев. Для сравнения: Южная Осетия вернула более 50% грузинских семей, а Грузия — всего 12 семей из более чем 100 000 (ста тысяч). Мы также рассчитываем, что те страны, которые заинтересованы в урегулировании грузино-осетинского конфликта, сделают максимум от них зависящее, как для создания нормальных условий для возвращения беженцев, так и в целом по урегулированию конфликта.
     Говоря о вопросах федеративного устройства Грузии (я знаю, что вас этот вопрос интересует, так как он часто поднимается на различных уровнях), хочу заявить, что данный вопрос у нас на повестке дня не стоит, потому что мы знаем, чему подверглась грузинская провинция Аджария, и знаем те процессы, которые там происходят.
     Что же касается наших взаимоотношений с Грузией — юго-осетинская сторона намерена соблюдать нормы международного права. Мы с пониманием относимся к территориальной целостности государств, и все решения, которые касаются образования Республики Южная Осетия, мы принимали в рамках тех законов, которые существовали в указанный период. Мы привержены демократическим принципам, но для нас непонятно, какая демократия нужна международному сообществу, какие ценности выходят на первый план — права человека или территориальная целостность?
     Мы являемся очевидцами, какой дискриминации подвергаются осетины в Грузии — у нас много фактов из Панкисского ущелья, из Кахетинского и других районов Грузии. В Южной Осетии много беженцев из разных регионов Грузии — в мирное время! — так как для них создаются невыносимые условия жизни.
     Что касается причин конфликта — это не столько политическая, сколько гуманитарная проблема. Вы знаете, что малочисленный осетинский народ — разделенный народ. Тогда существовала Юго-Осетинская автономная область в составе Грузинской ССР и Северо-Осетинская Автономная Республика в составе РСФСР. По тогдашним законам, когда Грузия захотела воспользоваться своим правом на выход из состава СССР, Южная Осетия получила право самоопределиться путем референдума, что и было сделано. В результате референдума осетинский народ проголосовал за то, чтобы остаться в составе того государства, в котором проживает большинство осетинского народа — то есть Российской Федерации. Действующее законодательство того периода это позволяло. Грузия же, выходя из состава СССР, аннулировала все законодательные акты по образованию ГССР, в том числе и те законы, по которым Южная Осетия вошла в состав ГССР. И, таким образом, Южная Осетия оказалась за пределами Грузии.
     
     Рональд Асмус — представитель немецкого фонда Маршалла.
     — Я нахожусь в Южной Осетии уже второй раз, в американском конгрессе возрастает интерес к этому региону. Мы представляем и демократов, и республиканцев в обоих палатах. Мы совершаем ознакомительную поездку, в ходе которой посетили Бухарест, Турцию, Армению, Азербайджан и Грузию. Вчера встретились с г-ном Хаиндравой, сегодня, после Вас планируем встретиться с Саакашвили и Жвания. Один из вопросов, которые не понимают американцы — каковы ваши цели? Может, вам требуется больше автономии, или независимость, либо союз с Россией? Как я понял из Ваших слов, целью является объединение с Северной Осетией в рамках России?
     
     Э. Кокойты.
     — Спасибо за этот интересный вопрос, который действительно очень важен. Я благодарен послу США в ОБСЕ Стивену миниксу, который сыграл немаловажную роль в выводе грузинских войск в августе 2004 года. Это было необходимо для спасения жизни сотен грузинских солдат, которых под видом борьбы с контрабандой бросили в зону грузино-осетинского конфликта в нарушение Дагомысских соглашений 1992 года и Московского меморандума 1996 года. Наша цель — добиться гарантий безопасности для народа южной Осетии независимо от национальности. С учетом исторических реалий мы убедились в том, что нахождение в составе Грузии, какие бы гарантии они не давали, не является безопасным для осетинской части населения. Хочу подчеркнуть, что 95% граждан Южной Осетии являются гражданами Российской Федерации. Сегодня представители международных организаций, заинтересованных в урегулировании конфликта, не знают или плохо информированы о действительном состоянии дел в Южной Осетии. Несмотря на экономическую блокаду и агрессию, Южная Осетия — самодостаточная республика. Когда Грузия укрепляет вооруженные силы и тратит миллиарды долларов на вооружение, в то время как народ соседней Грузии испытывает огромные социальные проблемы, мы, в Южной Осетии, сократили на 50% свои вооруженные силы, и в то же время в 3 раза повысили зарплаты, пенсии, стипендии и социальные пособия. Это яркая демонстрация того, на что Южная Осетия хочет обратить особое внимание — мы не хотим наращивать вооруженные силы, а стремимся к мирному созидательному развитию.
     
     Фредерик Бэррон, представитель сената США.
     — Почему Вы думаете, что права осетинского народа не будут уважаться, учитывая, что в Грузии новое правительство?
     
     Э. Кокойты.
     — Я повторю: какие бы гарантии не давала грузинская сторона, какую бы автономию нам не предлагали, для нас немаловажен исторический опыт: первому геноциду осетинский народ подвергся в 20-е годы, когда в Грузии к власти пришло меньшевистское правительство. Второму геноциду осетинский народ подвергся в 1989 — 1992 годах, опять с приходом новых сил. После того, как к власти в 1990 году пришел Звиад Гамсахурдиа, в Грузии произошла массовая этническая чистка негрузинского населения, что и подтолкнуло осетинский и абхазский народы к провозглашению независимости. Звиад Гамсахурдиа в самой Грузии был признан фашистом и Генеральной прокуратурой Грузии обвинялся в совершении геноцида осетинского народа. А нынешнее руководство Грузии одним из первых решений увековечило его память, назвав его именем одну из улиц и установив ему памятник в Тбилиси.
     О какой демократии в Грузии можно говорить после этого?
     
     Ф. Бэррон.
     — Вопрос об экономике. Есть люди, которые говорят, что этот регион является источником контрабанды. У вас есть дорожная магистраль с севера на юг, где нет возможностей для нормальной торговли. В США подобные места рядом с границей прекрасно оборудованы для торговли, где есть удобные пространства для большегрузных автомобилей, так как экономические связи служат укреплению отношений.
     
     Э. Кокойты.
     — А что Вы подразумеваете под контрабандой? Вы правильно отметили, что от экономических связей укрепляются отношения между народами. Мы тоже исходим из пользы для наших народов, а не политиков. Грузия вводит международное сообщество в заблуждение. Никакой контрабанды на территории Южной Осетии не имеется. Но так называемая борьба с контрабандой служит только поводом для оказания давления на Южную Осетию. Под видом борьбы с контрабандой в осетинские села не пропускается даже гуманитарная помощь. Эти действия бьют по простым людям. А вы спросите простых людей, в том числе и грузин, проживающих грузинских селах, как на них повлияла так называемая борьба с контрабандой. Руководители Грузии называют контрабандой российскую муку и другие продукты питания. В таком случае, почему губернатор Горийского района Грузии Михаил Карели и родственники президента Грузии Михаила Саакашвили беспошлинно провозят муку и другие товары по этой дороге. Для них это не "контрабанда"?
     Или тот криминал в погонах вокруг Южной Осетии, который пригнали со всей Грузии? Они останавливают проезжающих людей, оскорбляют их, унижают, сдирают поборы. Я лично обращался с предложением к руководству Грузии об организации встречи министров МВД Южной Осетии и Грузии для того, чтобы проводить совместные мероприятия по всем преступным элементам, которые мешают нормальному решению ситуации в зоне грузино-осетинского конфликта. Однако грузинская сторона по непонятным для нас причинам отказывается от проведения такой встречи.
     В рамках СКК мы предложили грузинской стороне организовать совместный таможенный пункт на границе Южной Осетии и Грузии, где можно было бы осуществлять весь комплекс таможенных услуг для транспорта, следующего в Грузию, Армению, Азербайджан. Подобные предложения к нам поступали и от многих посредников. Грузинская сторона имела бы возможность контролировать весь груз, поступающий на ее территорию. Что же касается территории РЮО, она контролируется властями Южной Осетии, все грузы, поступающие на нашу территорию, проходят соответствующее таможенное оформление.
     Сегодня, прикрывая свои агрессивные планы, Грузия пытается навязать всем мнение, что ведет борьбу с контрабандой. Нынешнее руководство Грузии совершает те же ошибки, что и его предшественники и втягивая свой народ в очередную войну с Осетией. Мы стали свидетелями абсурдных заявлений грузинской стороны, что была опасность для грузинского населения. Настораживают и действия тех стран, которые вооружают Грузию. Нам непонятна позиция председательствовавшей тогда в ОБСЕ Болгарии, которая была основным поставщиком оружия и боеприпасов для Грузии, использовавшихся против осетинского народа. Не понимаем позицию других стран, которые подходят к решению проблемы тенденциозно или с использованием политики двойных стандартов. Офицерами по мониторингу ОБСЕ не фиксировались нарушения, имевшие место в зоне конфликта, представители ОБСЕ отказывались подписывать акты об имевших место нарушениях. Мы с уважением относимся к данной международной организации, но действия некоторых ее чиновников компрометируют эту уважаемую организацию. Мы видели и такие моменты, когда стороны в конфликте приходили к договоренностям, но действия ОБСЕ срывали эти соглашения. Мы за то, чтобы Южную Осетию чаще посещали международные представители, в том числе и конгресса США, с учетом того, что Южная Осетия находится не только в экономической, но и в информационной блокаде.
     
     Р. Асмус.
     — Может быть, для экономии времени одновременно будет задано несколько вопросов, которые интересуют всех?
     
     Ф. Бэррон.
     — Учитывая нежелание грузинской стороны контролировать товары, может быть, международные организации или ОБСЕ совместно могут контролировать грузопоток на границе — в Роки?
     
     Представитель сената США.
     — Как долго этот конфликт может продолжаться?
     
     Представитель сената США.
     — Мы выражаем соболезнования в связи с событиями в Беслане. Соболезнования выразил также и конгресс США. Многие американские семьи и церкви, в том числе и наша церковь, перечислили средства в Беслан. В связи с этими событиями, есть ли у вас проблемы с чеченскими террористами?
     
     Э. Кокойты:
     — Спасибо за соболезнования. Беслан — трагедия всего осетинского народа. Осетинский народ в очередной раз стал объектом агрессии со стороны международного терроризма. Это говорит о том, что Осетия — как Северная, так и Южная представляют большой геополитический интерес для стабильности на всем Кавказе. Мы всегда выступали за бескомпромиссную борьбу против международного терроризма. Прошу понять меня правильно — это не значит, что мы во всех грехах виним Грузию. Но когда нам говорят о каком-то союзе с Грузией, мы прекрасно видим связь Грузии с силами международного терроризма, а также рассадник терроризма в Панкисском ущелье. И не понимаем тех, кто объявил войну международному терроризму, а на эти связи Грузии закрывает глаза.
     По данным наших спецслужб, в нападении на бесланскую школу принимал участие один гражданин Грузии, который был уничтожен, и ему устроили поминки в одном из сел Панкисского ущелья 15 сентября. В некоторых охотничьих домах в Панкисском ущельескрываются люди, которые имеют непосредственное отношение к силам международного терроризма. Я никогда не видел, чтобы с террористами боролись, устраивая парады, с барабанной дробью и флагами, проходя строевым маршем по Панкисскому ущелью. Сегодня необходимо организовать международный мониторинг в Панкиси.
     В то время как Басаев и Масхадов всем мировым сообществом признаны террористами, по грузинскому телевидению демонстрируется "объяснение в любви" Масхадова к грузинскому руководству. Я также знаю, сколько усилий прилагается грузинским официозом, чтобы "доказать", что на территории Южной Осетии располагаются некие террористические базы. Достоверно известно, что МГБ Грузии работает с некими террористическими диверсионными группами, ставящие целью скомпрометировать Южную Осетию.
     Понимая ситуацию, которая складывается на Кавказе, мы готовы стать важным союзником всех тех сил, которые за мир и стабильность на Кавказе — одном из прекраснейших уголков мира.

    Информационный отдел
    Министерства по особым делам РЮО