Сайт Юго-Осетинской части СКК -
версия для печати

    

Рубрики

Главная
О нас
Архив




© RSOMFSA Design Group 2003. All Rights Reserved

ЭТО ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ

Грузия нарушает соглашения - ОБСЕ молчит
Интервью Первого заместителя Председателя Правительства Республики Южная Осетия, Руководителя Юго-Осетинской части СКК Бориса Чочиева
     — Борис Елиозович, в последнее время широкий резонанс получила история с неплановой ротацией грузинского батальона ССПМ.
    — Как известно, 9 января 2005 года Грузия провела ротацию своего миротворческого батальона в составе ССПМ. Мы в своем письме Сопредседателям СКК от России, Северной Осетии и Грузии, Главе миссии ОБСЕ в Грузии г-ну Р. Риву и Командующему ССПМ М. Кулахметову обратили внимание на данное — уже не первое — нарушение грузинской стороной ранее подписанных соглашений и режима миротворческих сил.
    — Как на это отреагировала грузинская сторона?
    — В ответ с грузинской стороны, как обычно, раздались только брань и оскорбления. В частности, Руководитель Генерального штаба Вооруженных Сил Грузии Леван Николеишвили назвал "глупостью" наше заявление. Слыша оскорбительные высказывания представителей Генерального штаба Грузии, нам приходится не в первый раз констатировать общий низкий уровень политической культуры некоторых высокопоставленных должностных лиц руководства Грузии.
    — На каких ранее подписанных соглашениях основывается позиция юго-осетинской стороны в данном вопросе?
    — Для Л. Николеишвили и ему подобных мы сообщаем, что неплановая ротация грузинского батальона ССПМ является прямым нарушением пункта 5 Решения Смешанной контрольной комиссии от 6 декабря 1994 года, где говорится: "Предусмотреть ротацию личного состава в осетинском и грузинском батальонах через 6 месяцев", а также нарушением статьи 14 "Положения об основных принципах деятельности воинских контингентов и групп военных наблюдателей, предназначенных для нормализации ситуации в зоне грузино-осетинского конфликта", которая предусматривает: "Старшие военные начальники от каждой из сторон назначаются соответствующими органами на срок не менее 6 месяцев". Между тем, Грузия провела ротации своего батальона 22-23 сентября 2004 года, 17-18 ноября 2004 года, 24-27 января 2005 года, 24-25 марта 2005 года, то есть каждые два месяца. 6 сентября 2005 года была произведена плановая ротация, а в ноябре 2005 года — снова неплановая! Незаконные ротации своего батальона Грузия совершает без согласования с Объединенным военным командованием ССПМ, а также без согласования с СКК. Это, в свою очередь, является нарушением статей 5 и 6 последнего документа, предписывающих, что "Организационно-штатная структура воинских контингентов и военных наблюдателей утверждается СКК. Изменения в ней допускаются только с разрешения СКК" (статья 5) и что "воинские контингенты и военные наблюдатели в своей повседневной деятельности руководствуются требованиями настоящего Положения, решениями СКК, приказами и распоряжениями Объединенного военного командования" (статья 6). Помимо этого, был нарушен пункт 4 Решения СКК от 30 сентября — 2 октября 2004 года (Протокол №38), который прямо указывает: "План проведения ротации представлять на утверждение Командующего ССПМ с уведомлением Сопредседателей СКК от сторон не позднее месяца до указанной даты".
    Плюс ко всему, в связи с тем, что грузинская сторона постоянно нарушает установленные сроки ротации, на заседании СКК в Москве 16-17 марта 2005 года грузинской стороне было прямо предписано "строго придерживаться установленных сроков проведения ротации грузинского батальона ССПМ" (п. 4. Приложения 2 к Протоколу №42).
    Теперь спрашивается, где Л. Николеишвили прочитал, что "ротация миротворческих сил в зоне грузино-осетинского конфликта происходит на основе предварительного согласования и не определяется конкретными сроками"? Таким образом, видно, чье высказывание является глупостью.
    Остается констатировать, что г-н Николеишвили некомпетентен и не осведомлен о решениях, принятых в международном формате в рамках СКК и которые поэтому подлежат обязательному исполнению независимо от внутреннего национального законодательства сторон-участниц.
    — Как Вы можете это объяснить?
    — Видимо, Николеишвили не общается с Хаиндравой, а то ему должно быть известно, что грузинская сторона по поводу согласования ротации не обращалась ни к СКК, ни к ССПМ, хотя должны уведомлять за месяц до предполагаемой ротации, что также ни разу не было соблюдено. Ротация от 9 января 2006 года была не только не согласована ни с одной из сторон-участниц переговорного процесса и ССПМ, но и была охарактеризована ими как нарушение. С кем же тогда Николеишвили согласовал ротацию?
    — Какую позицию заняла Миссия ОБСЕ в Грузии по данному вопросу?
    — Следует отметить, что в очередной раз вызвала наше недоумение позиция Миссии ОБСЕ в Грузии, которая, по русской пословице, в чужом глазу видит соринку, а в собственном не замечает и бревна.
    5 января 2006 года, когда офицер по мониторингу миссии ОБСЕ неправильно понял высказывание временно исполняющего обязанности Командующего ССПМ, вместо того, чтобы на месте переспросить и уточнить услышанное, он поднял панику и уже через час Глава миссии ОБСЕ в Грузии Рой Рив начал рассылать тревожные факсы, что, мониторинги в зоне конфликта приостановлены по причине того, что Минобороны Республики Южная Осетия, якобы, не обеспечивает наблюдателям безопасность, а на самом деле причина была в новогодних каникулах. Однако Р. Рив почему-то до сих пор не отреагировал на письмо юго-осетинской стороны, на острый сигнал о грубом нарушении Грузией ранее подписанных соглашений, а тем более не осудил их. По всей видимости, это будет объясняться тем, что был выходной день. А 5 числа не выходной?! Их позиция ясна: кричать о выдуманных нарушениях с юго-осетинской и российской сторон и замалчивать реальные нарушения со стороны Грузии.
    — К каким последствиям могут привести действия грузинской стороны?
    — Ни для кого не секрет, что такие частые ротации проводятся с целью "прогнать" через Южную Осетию как можно больше живой силы, чтобы они лучше ориентировались на местности в случае нападения Грузии на Южную Осетию. В соответствии с вышеупомянутыми и другими имеющимися решениями в рамках урегулирования, в зоне конфликта имеет право присутствовать только миротворческие батальоны от сторон, которые находятся в подчинении ОВК ССПМ и действуют на основе ранее подписанных соглашений в рамках Смешанной контрольной комиссии. Грузинский батальон, отказываясь подчиняться СКК и ОВК ССПМ, слагает с себя полномочия и статус миротворческого, что ставит под сомнение легитимность его пребывание в зоне грузино-осетинского конфликта.
    По всей видимости, кое-кто в руководстве Грузии рассчитывал, что юго-осетинская сторона воспрепятствует ротации, и что это можно будет представить на заседании парламента Грузии 10 февраля как "препятствование осетинами миротворческой операции". Однако позволю себе охладить горячие головы некоторых "парламентских активистов" Грузии: Миротворческие силы были введены в зону грузино-осетинского конфликта не по решению грузинского парламента, а по межгосударственному договору между Россией и Грузией, и не грузинскому парламенту их отсюда выводить.
   

    ИА "Рес"
    (Республика Южная Осетия)