Сайт Юго-Осетинской части СКК -
версия для печати

    

Рубрики

Главная
О нас
Архив




© RSOMFSA Design Group 2003. All Rights Reserved

ЭТО ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ

Южная Осетия в соответствии с законом самоопределилась путем референдума


    Комментарий Руководителя Юго-Осетинской части Смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта, первого заместителя председателя правительства РЮО Бориса Чочиева относительно последних заявлений официального представителя МИД России Михаила Камынина и Министра иностранных дел России Сергея Лаврова:
   
    "Руководство и народ Республики Южная Осетия приветствуют заявление официального представителя МИД России. Фактически это первое международное признание того неоспоримого факта, что народ Республики Южная Осетия имеет право на самоопределение, право, которым он в полном соответствии с действующим законодательством воспользовался в начале 90-х годов.
    К сожалению, прежнее руководство России и СНГ в целом, а за ними и международное сообщество допустили серьезнейшую ошибку, без учета сложившихся реалий признав несуществующую территориальную целостность Грузии в рамках тех территорий, которые никогда ей не принадлежали и не принадлежат. Разумеется, это подогрело экспансионистские устремления грузинской элиты, и в результате более чем пятнадцатилетнего информационного оболванивания сегодня определенная часть грузин (особенно представители молодого поколения) искренне полагают, что это исконно грузинские территории.
    Между тем в соответствии с законодательством, действовавшим в период распада СССР, автономные образования в составе союзных республик, выходящих из состава СССР, имели право на самоопределение путем референдума.
    В результате референдума 17 марта 1991 года народ Южной Осетии путем всеобщего тайного голосования с участием международных наблюдателей проголосовал за то, чтобы жить в обновленном Союзе, а 19 февраля 1992 года — за независимость и вхождение в состав России.
    Если учесть, что оба референдума проводились под интенсивным минометно-артиллерийским обстрелом Южной Осетии вооруженными формированиями Грузии (в 1991 году) и войсками Госсовета Грузии (в 1992 году), то, видимо, стоит понять, сколь сильно стремление осетин к независимости, если они рисковали и жертвовали жизнью, ради того, чтобы просто прийти на избирательные участки и проголосовать за свободу.
    После первого шага надо сделать второй — а именно — признать другой реальный факт: независимость Республики Южная Осетия. Ведь только лишение силовых структур Грузии возможности проникать на территорию Южной Осетии, где они захватывают заложников, похищают и убивают мирных граждан, сможет принести мир на нашу землю и уберечь жизни людей.
    В принципе, руководство Российской Федерации ничего антиконституционного и расходящегося с международным правом не сделало — просто вещи назвало своими именами и дала гарантии того, что будет защищать своих граждан от очередной готовящейся военной агрессии Грузии.
    Что же касается территориальной целостности Грузии, мы ее тоже признаем, но и де-факто, и де-юре территориальная целостность Грузии не распространяется на бывшие автономии бывшей ГССР (ныне — независимые государства), которые в полном соответствии со статьей 4 Закона СССР "О порядке разрешения вопросов, связанных с выходом союзной республики из Союза ССР" самоопределились путем референдума, и мнение официального Тбилиси в этом вопросе уже не имеет значения.
    Таким образом, признание независимости Республики Южная Осетия и Абхазии не наносит абсолютно никакого ущерба территориальной целостности Грузии".
   

    Информационно-аналитический отдел
    Юго-Осетинской части СКК