Сайт аппарата Министра по особым поручениям РЮО

       
Главная
О нас
Архив
Ccылки
Форум
Гостевая
 

НАШИ ПОСЛЕДНИЕ ПУБЛИКАЦИИ:

9 октября
РАСПРАВА НАД ОСЕТИНОМ БЕЗ СУДА И СЛЕДСТВИЯ В ГРУЗИНСКОЙ ТЮРЬМЕ
заявил Министр по особым поручениям Республики Южная Осетия Борис Чочиев

ПОЧЕМУ ПОВЕСИЛСЯ НАЧАЛЬНИК СПЕЦ. ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ЮЖНОЙ ОСЕТИИ?
статья из газеты
"Джорджиан Таймс"

2 октября
СТАТУС РЕСПУБЛИКИ ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ ОПРЕДЕЛЕН ЕЕ НАРОДОМ И НЕ НУЖДАЕТСЯ В ОБСУЖДЕНИИ, -
заявил Министр по особым поручениям Республики Южная Осетия Борис Чочиев

1 октября
ВСТРЕЧА В ЮГО-ОСЕТИНСКОЙ ЧАСТИ СКК
ообсуждались важные вопросы

25 сентября
ЗАЯВЛЕНИЕ МИНИСТРЕСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РЕСПУБЛИКИ ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ
Игорь Гиоргадзе не является гражданином Республики Южная Осетия

16 сентября
ЕСЛИ ЕВРОКОМИССИЯ НЕ ВЫПОЛНИТ РАНЕЕ ПРИНЯТЫЕ РЕШЕНИЯ…
то на встрече экспертных групп в Голландии ей делать нечего

8 августа
ИГНОРИРОВАНИЕ ВЛАСТЯМИ ГРУЗИИ НЕОДНОКРАТНЫХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЙ ЮЖНОЙ ОСЕТИИ,
нежелание выполнять решения СКК, под которыми стоят и подписи грузинской делегации, расценивается как нежелание поддерживать мирный процесс урегулирования грузино-осетинского конфликта.

29 июля
НАДО ПРЕДПРИНИМАТЬ ШАГИ ПО ПОВЫШЕНИЮ И УКРЕПЛЕНИЮ ДОВЕРИЯ,
а не поддерживать и тем более не выдвигать провокационных предложений

23 июля
СОВЕЩАНИЕ ПО ВОПРОСУ УПОРЯДОЧЕНИЯ РАБОТЫ ВОДОВОДА
грузинская сторона обещала провести разъяснительную работу среди населения, а юго-осетинские коммунальщики ликвидируют незаконные врезки в водоводе Едис - Цхинвал

16 июля
ВСТРЕЧА Б. ЧОЧИЕВА И В. РЧЕУЛИШВИЛИ
Беседа прошла в деловой, конструктивной обстановке

15 июля
ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ О ЗАСЕДАНИИ СКК
Стороны СКК призывают представителей различных организаций более ответственно подходить к оценке деятельности СКК, избегать распространения недостоверной информации, направленной на дискредитацию работы СКК, подрыв ее авторитета

14 июля
ВСТРЕЧА СОПРЕДСЕДАТЕЛЕЙ СКК
На встрече Сопредседателей СКК обсуждаются вопросы дальнейшего урегулирования грузино-осетинского конфликта

9 июля
ВИЗИТ ГЕНЕРАЛЬНОГО СЕКРЕТАРЯ ОБСЕ ЯНА КУБИША В РЕСПУБЛИКУ ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ
Ян Кубиш выразил понимание по поводу озабоченности Президента РЮО в связи с проблемами экономического восстановления, невыполнения обязательств со стороны Грузии

7 июля
ЗАЯВЛЕНИЕ ЮГО-ОСЕТИНСКОЙ ЧАСТИ СКК
Юго-Осетинская часть СКК заявляет решительный протест в связи с тем, что в заявлении МИД Грузии содержится ряд утверждений, не соответствующих действительности.

 


яндекс.ћетрика




© RSOMFSA Design Group 2003. All Rights Reserved

             ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ

РАСПРАВА НАД ОСЕТИНОМ БЕЗ СУДА И СЛЕДСТВИЯ В ГРУЗИНСКОЙ ТЮРЬМЕ

      «В последнее время много говорят о том, что с низложением экс-президента З. Гамсахурдиа в Грузии было покончено с провинциальным фашизмом. Не верьте, люди, этому. Жив в Грузии провинциальный фашизм…»
    (Грузинская газета «Коммунисти», издающаяся в Тбилиси, 12 мая 1994 года. Цитата взята из книги Б. Чочиева и М. Джиоева «Южная Осетия 1988 — 1992. Хроника событий грузинской агрессии». Цхинвал, 1996 г.).
    
    Мы не случайно начали данную статью такой цитатой. Как вы думаете, кто является ее автором, из какой газеты мы ее позаимствовали?
    Может быть, это пишет враг Грузии?
    Или человек, который безответственно швыряет словами?
    Нет, читатель.
    Это писали ответственные, мужественные люди, потому что они столкнулись с историческим вызовом, приняли его и победили.
    Это писали не враги Грузии, а ее патриоты, потому что они вместе с миллионами таких же честных людей сотен национальностей спасли и Грузию, и весь мир от фашизма.
    Это писали люди, которые распознaют фашизм в любой, даже самой «демократической» обертке — ветераны Великой Отечественной войны. И эти слова — предупреждение всем честным людям не только Грузии.
    Мы не зря начали интервью с такого вступления, потому что в Грузии, где фашизм становится то сильнее, то слабее, но откуда окончательно не выветривается, он снова начал набирать силу. Во многом это связано с парламентскими выборами, потому что для получения желанного депутатского мандата кандидаты не скупятся на откровенно шовинистические лозунги, видимо, не думая о том, что недоброе слово-семя, брошенное в обозленное сознание обывателя, способно дать очень и очень неожиданные «всходы». И первые результаты уже налицо.

    
    Мы уже опубликовали сообщение о самоубийстве в грузинской тюрьме задержанного жителя Южной Осетии А. Дзигоева. Сегодня мы уточняем, что имеются серьезные сомнения, было это самоубийством или убийством. А сейчас предлагаем вашему вниманию обещанное читателям сайта интервью с Министром по особым поручениям РЮО Борисом Чочиевым.
    
    
     — Борис Елиозович, как Вы прокомментируете сообщение о трагической гибели Алана Дзигоева в грузинской тюрьме?
     — Этот трагический факт, естественно, отрицательно отразится на процессе урегулирования грузино-осетинского конфликта. В первую очередь, хочу обратить внимание на то немаловажное обстоятельство, что в соответствии с международной Конвенцией о запрещении пыток, в соответствии с законами, в том числе и грузинскими, никто не может подвергаться мерам психологического или физического воздействия, тем более пыткам в местах лишения свободы. Мы не против наказания виновных по решению суда, но вина человека может быть установлена только судом, и до тех пор, пока нет приговора, любые обвинения являются лишь подозрениями, которые могут подтвердиться, а могут быть и не подтвердиться, а человек не может быть назван преступником. Однако, как нам стало известно из достоверных источников в Грузии, задержанный правоохранительными органами Грузии житель Южной Осетии Алан Дзигоев не только подвергался пыткам, бесчеловечным истязаниям, выходящим за рамки человеческого понимания зверствам. Такие фашистские пытки мирных жителей осетинской национальности, ничем не обоснованные, имели место в период грузинской агрессии, и не могут не вызывать самых прямых ассоциаций у нашего народа.
    Для составления объективной картины произошедшего, сопоставим некоторые из тех фактов, которые нам уже известны.
    Во-первых, задержанный А. Дзигоев в течение двух месяцев содержался в карцере, что противоречит всем мыслимым нормам применения такой меры.
    Во-вторых, известно, что у заключенных даже в обычных камерах отбирают острые, колющие и режущие предметы, предметы, которыми можно причинить вред здоровью и жизни, а также предметы, при помощи которых можно совершить самоубийство путем повешения, включая даже шнурки от обуви! Возникает вопрос: как в карцере, где контроль значительно строже, могла оказаться веревка или что-нибудь такое, на чем можно повеситься?
    В-третьих, каким образом молодого человека в тюрьме «демократическо» Грузии довели до того, что он сам зубами вскрыл себе вены?
    В-четвертых, по факту гибели задержанного в Грузии не было проведено ни внутреннее расследование, ни служебное расследование.
    В-пятых, тело погибшего в Грузии не было подвергнуто судмедэкспертизе (нет заключения у родителей).
    В-шестых, с его родителей при выдаче тела взяли расписку о том, что они не будут жаловаться (какое кощунство!)
    В-седьмых, отцу погибшего не выдали не только заключения медэксперта о причине смерти, но даже справки о том, что он будет перевозить покойного. Не выделили даже сопровождение, и всю дорогу осиротевший отец боялся, как бы его не задержала полиция и не обвинила его самого в убийстве сына (в сегодняшней Грузии еще и не такое возможно!)…
    Очень многое говорит о том, что, вопреки первоначальной версии, место имело, все-таки, не самоубийство, а убийство. В настоящее время проводится судебно-медицинская экспертиза, которая установит подробности.
    Несмотря на то, что пропагандистская машина Грузии пытается создать для своей страны имидж правового государства, дело Алана Дзигоева показало, что на самом деле ничего подобного нет. Работниками правоохранительных органов, которые, по своему служебному долгу, призваны путем четко прописанных Законом следственных мероприятий установить истину, вместо положенной им скрупулезной, кропотливой работы пошли по пути выбивания «нужных» показаний, то есть схема проста и всем известна — человека, независимо от его причастности или непричастности бьют, подвергают пыткам и истязаниям до тех пор, пока не доведут до такого состояния, когда он готов «сознаться» в чем угодно. Доказательства вины, в том числе и признательные показания, добытые незаконным путем, не имеют силы на суде. Но нам также известно, что при всем этом А. Дзигоев не сознался в предъявленных ему обвинениях. Прошу также обратить внимание на то, что если бы у следствия на самом деле были такие веские доказательства причастности погибшего к совершению в Грузии тех тяжких преступлений, как это красочно расписывала грузинская пресса, то не было бы «необходимости» подвергать его пыткам с целью получения признания.
    Грузия является признанным государством, членом ООН, Совета Европы, а Южная Осетия, к сожалению, до сих пор не признана международным сообществом и не является членом ООН. Между тем Южная Осетия гораздо больше, чем Грузия заслуживает признания и поддержки, так как жизнь показала, что в Южной Осетии защита прав человека стоит на более высоком уровне, чем в Грузии. Например, в прошлом году одна грузинская газета написала, что в нашей тюрьме, якобы, лица грузинской национальности содержатся в нечеловеческих условиях. В ответ на это, Южная Осетия, по инициативе Президента нашей Республики Эдуарда Кокойты пригласила группу грузинских журналистов, правозащитников, был даже член Парламента Грузии, которые посетили нашу тюрьму, встретились с задержанными грузинской национальности и воочию увидели, что здесь права человека не нарушаются, никто их не избивает и т. д.
     — Насколько мне известно, в свое время заключена договоренность о взаимной передаче задержанных между грузинской и осетинской сторонами.
     — Совершенно верно. Согласно Джавскому протоколу СКК от 1997 года юго-осетинская и грузинская стороны взяли на себя обязательство о передаче задержанных соответствующей стороне. Юго-Осетинская сторона четко и неукоснительно выполняет данное обязательство, а грузинская сторона передала только двоих. Правоохранительные органы Южной Осетии обращались к Грузии с просьбой передать им Алана Дзигоева, однако эта просьба выполнена не была, что привело к гибели человека. И это неслучайно.
    Согласитесь, не каждый подозреваемый «удостаивается» такой «чести» как идущая параллельно с пытками в тюремных застенках кампания травли в прессе (и это до решения суда, то есть в тот период, когда запрещено публиковать какие-либо «выводы» о виновности или невиновности подозреваемого!) Поэтому неудивительно, я еще раз повторю, что у граждан Южной Осетии данное преступление, пытки, которым его подвергли, вызывают очень четкие ассоциации с теми пытками, которые против мирных жителей осетинской национальности применялись и «неформалами», и работниками «законной» милиции, и войсками Госсовета Грузии.
    Также вызывает большое удивление молчание международных организаций и правозащитных организаций в самой Грузии. На минуту представим себе, что подобные гестаповские зверства в отношении жителя Грузии позволили бы себе правоохранительные органы Южной Осетии. Разве у международных правозащитников была бы такая же по-олимпийски спокойная реакция?
    Такое их дифференцированное отношение к систематическому грубому и безжалостному нарушению прав человека в Грузии, дают некоторым основание утверждать, что для международных организаций, работающих в Грузии, на первый план выдвигаются не обстоятельства и не юридические категории, а вопросы национальности, и это может быть воспринято как одобрение дальнейшего нарушения представителями более многочисленными народами прав представителей малочисленных народов. И это в то время как среди указанных организаций есть такие, которые уже по своим Уставам призваны защищать в первую очередь права человека.
    К счастью, честные люди есть и в Грузии, которые не боятся сказать правду. Вот что пишет газета «Джорджиан Таймс» в номере от 9 октября:
    «Как заявляет в беседе с “Трибуной” адвокат Дзигоева, Диана Апциаури, для получения показаний, полицейские жестоко пытали Алана Дзигоева, и затем, с целью сокрытия следов, повесили его в камере… На второй день задержания, в изоляторе предварительного заключения, Алан Дзигоев перерезал себе вены. По заявлению адвоката, он не выдержал жестоких пыток, и был вынужден нанести себе повреждение…“Во время задержания, полицейские даже не знали точной личности Дзигоева. По моей информации, они спутали Дзигоева с кем-то другим. Для дачи показаний Дзигоева так пытали, что он был вынужден покончить самоубийством”, - заявляет в беседе с “Трибуной” Д. Апциаури. Примерно два месяца назад, в пятой тюрьме Алан Дзигоев вместе с двумя заключёнными пытался сбежать. Администрация тюрьмы во время об этом узнала и бывшего сотрудника спец. служб Южной Осетии поместили отдельно в 18-ую камеру. Согласно достоверному источнику, для получения желательных показаний правозащитники в течение двух месяцев пытали Дзигоева электротоком и другими методами».
    И в свете этого, крайне непонятна и позиция некоторых правозащитных организаций, общественных и политических движений и партий Южной Осетии, которые при каждом удобном случае бьют себя в грудь, на словах превознося общечеловеческие ценности и права человека, а на деле заняли весьма безразличную и неприглядную позицию.
    В заключение хочу сказать, что в интересах сохранения мира, в интересах продолжения процесса урегулирования грузино-осетинских взаимоотношений, необходимо с подключением всех авторитетных, в том числе международных экспертов и организаций провести детальное расследование обстоятельств гибели А. Дзигоева и наказания виновных.
    
    Беседу вел И. Плиев.
    



Версия для печати



Ваше мнение об этой статье?