Сайт аппарата Министра по особым поручениям РЮО

       
Главная
О нас
Архив
Ccылки
Форум
Гостевая
 

НАШИ ПОСЛЕДНИЕ ПУБЛИКАЦИИ:

16 июня
ЧЕСТНОСТЬ И ОБЪЕКТИВНОСТЬ — ЗАЛОГ УКРЕПЛЕНИЯ ДОВЕРИЯ
Однако некоторые продолжают отстаивать свободу говорить и писать неправду


3 июня
ВСТРЕЧА Б. ЧОЧИЕВА И Г. ГАНЧЕВА
ОБСЕ и другие организации, участвующие в урегулировании грузино-осетинского конфликта, не дают соответствующей оценки провокационным публикациям в грузинской прессе публикациям


НАДО РАЗЛИЧАТЬ КРИТИКУ И ОГУЛЬНЫЕ ОБВИНЕНИЯ В грузинской прессе участились публикации, которые идут вразрез проводимой политике разрядки напряженности и установления доверия

27 мая
ФОРМАТ СКК И СТАТУСЫ ОБСЕ И ЕВРОКОМИССИИ В НЕМ ОПРЕДЕЛЕНЫ ДАВНО
Необходимо объективно отражать реалии переговорного процесса


22 мая
«БОЛЬ И ПРОБЛЕМЫ БЕЖЕНЕЦЕВ – ЭТО НАША БОЛЬ,
Реальная материальная помощь возвратившимся беженцам, возвращение их имущества, обеспечение социальных, экономических, национальных и человеческих прав является лучшей агитацией для возвращения остальных»


17 мая
27 ЗАСЕДАНИЕ СКК
состоялось 14 - 17 мая 2003 года в г. Гори


ВЫСТУПЛЕНИЕ СОПРЕДСЕДАТЕЛЯ СКК ОТ ЮГО-ОСЕТИНСКОЙ СТОРОНЫ,
МИНИСТРА ПО ОСОБЫМ ПОРУЧЕНИЯМ РЮО
БОРИСА ЧОЧИЕВА

на открытии 27 заседания СКК 13 мая 2003 года в г. Гори


13 мая
В ПОЛНОЙ МЕРЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ДЛЯ БЛАГА ДЕЛА УНИКАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ СКК
призывает Руководитель Юго-Осетинской части СКК Борис Чочиев


9 мая
ВЫСТУПЛЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА РЮО НА ПРАЗДНОВАНИИ ДНЯ ПОБЕДЫ
и фоторепортаж Инала Плиева с места события.


7 мая
ОПРОВЕРЖЕНИЕ
Сообщение ИТАР-ТАСС о гибели миротворцев в Южной Осетии не соответствует действительности

РАЦИОНАЛЬНО И СВОЕВРЕМЕННО
использовать помощь Еврокомиссии


 


яндекс.ћетрика

© RSOMFSA Design Group 2003. All Rights Reserved

             ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ

ЧЕСТНОСТЬ И ОБЪЕКТИВНОСТЬ — ЗАЛОГ УКРЕПЛЕНИЯ ДОВЕРИЯ

Однако некоторые продолжают отстаивать свободу говорить и писать неправду

       В связи с участившимися анти-осетинскими публикациями в грузинской прессе, идущими вразрез с проводимой политикой разрядки напряженности и установления доверия, Министр по особым поручениям РЮО, Сопредседатель СКК по урегулированию грузино-осетинского конфликта от Южной Осетии Борис Чочиев 3 июня направил письмо Сопредседателям СКК от России, Северной Осетии и Грузии М. В. Майорову, Т. Э. Кусову и И. Г. Мачавариани, Главе Миссии ОБСЕ в Грузии Ж.-М. Лакомбу, заместителю Председателя Парламента Грузии В. Ш. Рчеулишвили и министру по особым делам Грузии М. Д. Какабадзе.
     Впоследствии, в газете «Джорджиан таймс» от 10.06.2003 года появилось интервью начальника аппарата Министра по особым делам Грузии Лали Морошкиной, которое является как бы ответом на это письмо. Пользуясь тем, что редакция газеты, а тем более читатели не информированы о содержании письма (так как оно было адресовано не газете, и даже не Л. Морошкиной, а М. Какабадзе), в своем интервью начальник аппарата министра утверждает, что в письмо носит грубый характер. Чтобы показать, насколько это является правдой, вначале ознакомим редакцию с содержанием нашего письма.
     В письме отмечается, что за период после прекращения вооруженного грузино-осетинского противостояния проведена определенная работа по урегулированию осетино-грузинских взаимоотношений, которая координируется Смешанной контрольной комиссией и экспертными группами полномочных делегаций сторон по урегулированию грузино-осетинского конфликта. Вместе с тем, Юго-Осетинская часть СКК с озабоченностью отмечает, что за последнее время со стороны официальных и неофициальных структур Грузии, включая СМИ, предпринимаются попытки по дискредитации Южной Осетии, и ее Президента, что крайне негативно сказывается на процессе урегулирования.
     Кульминацией этой тенденции явилась недавняя публикация в газете «Джорджиан таймс» от 15-22 мая 2003 года, где без всяких оснований Президент Республики Южная Осетия прямо обвиняется в организации убийства членов семьи Миндиашвили.
     «Да, произошла трагедия, — говорится в письме. — Народ Южной Осетии во главе с Президентом Э. Дж. Кокойты глубоко возмущен и скорбит не менее кого бы то ни было в Грузии, так как погибшие были жителями Южной Осетии. На Президента РЮО это накладывает дополнительную нагрузку, так как гарантом мира и правопорядка является именно он». Обвинения звучат в адрес Президента РЮО именно в то время, когда он ведет жесткую и бескомпромиссную борьбу с преступностью, хотя, как отмечается в письме, криминогенная обстановка в Южной Осетии на порядок лучше, чем в Грузии.
     «Мы понимаем — и об этом часто говорят представители Грузии по переговорному процессу, — что существует свобода слова, что СМИ Грузии критикуют и Президента, и других официальных лиц Грузии, но надо различать критику и огульные обвинения и оскорбления. Тем более, что по данному преступлению идет следствие, которое еще не завершено», — указывается в письме.
     В письме выражается удивление не столько появлением подобных публикаций в грузинской прессе, сколько равнодушием и отсутствием должного реагирования на них со стороны руководителей существующих комиссий и других ведомств Грузии, а также международных организаций, которые официально уполномочены заниматься вопросами урегулирования грузино-осетинского конфликта. Возникает мысль о молчаливой поддержке таких публикаций с их стороны.
     Юго-Осетинская часть СКК, выражая мнение народа и руководства Республики Южная Осетия, вновь заявляет, что последовательно придерживается позиции мирного урегулирования грузино-осетинского конфликта. Однако с озабоченностью вынуждены констатировать сомнение, что при подобном подходе со стороны грузинских коллег по переговорному процессу удастся сохранить позитивные тенденции.
     «Мы надеемся, — говорится в заключение, — что грузинские коллеги с пониманием отнесутся к нашей озабоченности, предпримут необходимые в таких случаях правовые меры в отношении автора публикации и газеты «Джорджиан таймс».
     Б. Чочиев призывает дать принципиальную оценку подобным публикациям и предлагает сопредседателям СКК от других сторон-участниц переговорного процесса сделать данный вопрос предметом принципиального обсуждения на заседании СКК и совместными усилиями принять решения к недопущению появления впредь подобных публикаций.
     Как видим, в письме нет никаких угроз, напротив — ясно видна тревога за судьбу миротворческого процесса в условиях отсутствии реагирования со стороны официальных структур Грузии, уполномоченных заниматься урегулированием грузино-осетинских взаимоотношений на аналогичного характера публикации, на клеветнические измышления различных средств массовой информации Грузии в отношении Южной Осетии и ее руководства.
     Напомним, что такая публикация в грузинской газете появилась в условиях, когда вопреки ранее достигнутым договоренностям о совместной борьбе с преступностью осетинская сторона не допущена к расследованию данного злодейского преступления.
     Лали Морошкина считает это не заслуживающим внимания. Она является новым лицом в переговорном процессе. Но стиль и методы ее работы напоминают брежневскую пропаганду. Безответственность в подаче фактов, демагогия и клевета — увы, вот характерные особенности работы Морошкиной в информационной сфере.
     Она пишет, что ее министерство получило не одно письмо от югоосетинского руководства с критикой газеты «Джорджиан таймс». Однако имело место только одно письмо такого рода. Послано оно на имя министра по особым поручениям М. Какабадзе, а отвечает на него Л. Морошкина. Причем, на служебное письмо отвечает через средство массовой информации. И, к тому же именно в той газете, позиция которой затрагивается в письме. Тем самым прямо дается сигнал и другим изданиям, что любые нападки, клевета и оскорбления в адрес осетин государственная власть в Грузии будет только поощрять.
     С сожалением вынуждены констатировать, что в публикации содержится смещение акцентов, уход от затрагиваемой проблемы, явная неправда. Чего стоит одно заглавие статьи «Сепаратистский президент требует блокировки грузинской прессы». Может ли г-жа Морошкина припомнить, когда «сепаратистский президент» выступал с подобным требованием? Может быть, когда оказывал ей честь, в течение довольно короткого времени неоднократно принимая ее по ее же просьбе? Едва ли, так как тогда в голосе начальника аппарата министра по особым поручениям Грузии звучали другие нотки. Что же изменилось? Неужели важнейшим признаком свободы прессы надо считать свободу оскорблять Осетию и ее руководство, свободу писать ложь, когда вздумается, и свободу разжигать межнациональную рознь между грузинами и осетинами?
     Вместо того, чтобы дать оценку поспешным публикациям, плоду понятного журналистского стремления преподнести читателю острый, сенсационный материал, Л. Морошкина предается пространному перечислению «многих добрых дел», которые сделала Грузия. Это гуманитарные акции в Панкисском ущелье, встреча с женщинами-заключенными и т. д. Или в сегодняшней Грузии делать добро гражданам Грузии осетинской национальности — жителям Панкисского ущелья — является одолжением и требует преодоления столь значительного душевного барьера, что за это полагается особая благодарность?..
     Говоря о добрых делах, Морошкина «забывает», что «добрые дела», которые творит Грузия, являются лишь пиар-прикрытием анти-осетинской государственной политики Грузии, призванным ввести в заблуждение мировое сообщество в отношении ее истинных целей. Видимо, по мнению Морошкиной, пара конфет сможет сгладить боль повседневных унижений осетинского населения Панкисского ущелья, которое брошено властями Грузии на произвол международных террористов и ежедневно подвергается грабежам, издевательствам и запугиванию. Или заставит закрыть глаза на насильственную ассимиляцию осетин, которых заставляют переделывать фамилии на грузинский лад и даже менять осетинские фамилии на грузинские. Много ли в Грузии школ, где изучается осетинский язык? А в Южной Осетии не только есть грузинские школы, но и открываются новые.
     Глава аппарата также вводит в заблуждение и своих бывших коллег — журналистов, которые прямо задают ей вопрос, проводятся ли аналогичные гуманитарные акции со стороны Осетии. Она отвечает: «Лично я не вижу, чтобы со стороны Южной Осетии были сделаны какие-либо шаги для урегулирования конфликта».
     Но если бы глава аппарата министерства по особым делам Грузии пожелала навести справки, она увидела бы, что аналогичные гуманитарные акции неоднократно проводились и проводятся и руководством Южной Осетии. Наш Президент неоднократно принимал у себя население и старейшин грузинских сел Знаурского и Цхинвальского районов, в новогодние праздники посетил села Кехви и Тамарашени, где вручил детишкам подарки (об этом, кстати, писали честные грузинские журналисты). Именно наш Президент подал пример такого рода активности. Именно по его инициативе текущи год объявлен годом укрепления доверия между сторонами в конфликте. А как способствуют Л. Морошкина и так защищаемая ею «свободная пресса» укреплению этого доверия?
     В последние годы в Южной Осетии «сепаратиская власть» восстановила и открыла три грузинские школы, причем две из них — в тех грузинских селах, где школ не было даже в советские времена. Руководитель Южной Осетии не делит людей (а тем более детей!) по национальному признаку. В настоящее время именно по инициативнее Президента Э. Кокойты проводится работа, чтобы двери для школьников распахнула еще одна грузинская школа — на сей раз в с. Окона Знаурского района. В отличие от Грузии, мы не переносим свои отношения с официальной властью Грузии на простой грузинский народ. И проживающие в Южной Осетии грузины это понимают. Однако мы не попрекаем Грузию своими добрыми делами и не требуем за них особой благодарности, так как они для нас естественны и привычны. Если бы не экономические трудности, во многом спровоцированные Грузией, можно было бы сделать побольше…
     Поразительно, но Л. Морошкина работает на своей должности несколько месяцев, но до сих пор не смогла выучить фамилию Президента Южной Осетии, которая в ее интервью упоминается дважды — и каждый раз по-разному, — тем не менее, считает себя достаточно компетентной давать оценки сложному и многоступенчатому переговорному процессу, который продолжается уже свыше десяти лет. Госпожа Морошкина закрывает глаза на то, что именно добрая воля юго-осетинской стороны вывела процесс разрешения грузино-осетинского конфликта на сегодняшний уровень.
     Морошкина патетически восклицает: «Я не знаю, что еще может сделать Грузия». Вот это-то и плохо, госпожа Морошкина, что должностное лицо такого уровня не знает, что еще должна сделать Грузия. Чтобы не быть многословными, подскажем вам хотя бы первые шаги: для начала дать политическую оценку событиям 1989 — 1990, а также 1991 — 1992 годов, прекратить анти-осетинскую истерию в средствах массовой информации, хотя бы уменьшить антиосетинские настроения, прекратить насильственную ассимиляцию осетин, насильственное изменение их фамилий, прекратить экономическую блокаду Южной Осетии, которая наносит огромный вред не только осетинам, но и грузинам, которые проживают в прилегающих к Осетии селах, принять, наконец, Закон «О реституции», что позволило бы вернуть осетинских беженцев — хотя бы в том количестве, в котором юго-осетинская сторона вернула лиц грузинской национальности. Мы уже не говорим о том, что осетинские беженцы с 1997 года ждут, когда Президент Грузии Э. Шеварднадзе исполнит свое обещание и примет группу осетинских беженцев. Когда сделаете это, тогда и можно будет спросить, что еще может сделать Грузия. А конфетки ваши нам не нужны.
     Морошкина также упоминает «запланированную поездку в Цхинвал и проведение там концертов». Не знаем, не знаем, если они будут петь такие же песни как некоторые журналисты, то уж точно здесь им делать нечего.
     Видимо, по мнению начальника аппарата, Южная Осетия является некоей дремучей деревней, где никогда не видели ни концертов, ни кино, ни театра… Позволим себе напомнить, что в Цхинвале проводятся и концерты, и спектакли, а наш театр регулярно привозит дипломы и награды с различных российских и международных фестивалей и конкурсов.
     Вообще, позиция Морошкиной по переговорному процессу наводит на определенные мысли. Складывается впечатление, что ее участие ограничивается лишь перехватыванием чужих прогрессивных идей с известными целями. Чего стоят одни ее проделки с проектом проведения телемоста! И она еще просит возможности приехать в Цхинвал «с несколькими журналистами». С какой целью? Видимо опять ухватила чей-то проект…
     В результате без ответа осталась главная проблема: почему официальные структуры, вроде бы занимающиеся процессом урегулированием, не реагируют на публикации, подрывающие этот процесс?
     Юго-Осетинская сторона обратилась с письмом к г-ну Какабадзе не с целью «блокировать грузинскую прессу». Напротив, обращение сделано для того, чтобы соответствующие СМИ увидели, что делает юго-осетинская сторона для урегулирования грузино-осетинского конфликта и выразить свое отношение к провокационным публикациям, Морошкина же подливает масло в огонь!
     

Информационно-аналитический отдел
аппарата Министра по особым поручениям РЮО


Ваше мнение об этой статье?