Сайт Юго-Осетинской части СКК -

    

Рубрики

Главная
О нас
Архив




© RSOMFSA Design Group 2003. All Rights Reserved


БОРИС ЧОЧИЕВ: «Позиции Южной Осетии твердо, настойчиво и, что самое важное — профессионально — отстаивались всей нашей делегацией»

    — Борис Елиозович, как известно, в Гааге состоялась очередная встреча экспертных групп полномочных делегаций по урегулированию грузино-осетинского конфликта. Кто в ней принимал участие на этот раз?
    — С 14 по 18 октября 2003 года в г. Гааге (Нидерланды) проходила 10-я встреча экспертных групп полномочных делегаций сторон по урегулированию грузино-осетинского конфликта.
   Принимали участие делегации Южной Осетии под руководством Министра по особым поручениям РЮО Б. Е. Чочиева, Российской Федерации во главе с послом по особым поручениям МИД РФ М. В. Майорова, РСО-А во главе с Государственным советником Президента РСО-А Т. Э. Кусова, Грузии во главе с Личным представителем Президента Грузии И. Г. Мачавариани, ОБСЕ во главе с послом ОБСЕ в Грузии Роем Ривом. На встрече также присутствовали представители Еврокомиссии.
   Необходимо отметить, что И. Мачавариани, якобы, в связи со своим участием в выборах в грузинский парламент прибыл в Гаагу только 15 октября. В его отсутствие грузинскую делегацию возглавлял Г. Р. Кублашвили. Кроме того, в составе грузинской делегации появились новые участники (Феликс Каландаришвили, Заал Гонгадзе, Лали Морошкина), которые были плохо информированы об истории процесса урегулирования, плохо ориентировались в ранее принятых документах и вели себя довольно агрессивно. Это обстоятельство, наряду с приближением парламентских выборов в Грузии существенно отразилось на ходе встречи и ее результатах.
    — Жителям РЮО небезразлично, как в других странах воспринимается ход урегулирования грузино-осетинского конфликта. Каково мнение международного сообщества, в том числе ОБСЕ по этому поводу?
    — Исходя из выступления спецпредставителя Действующего председателя ОБСЕ г-на Стриккера, можно сказать, что международное сообщество не очень удовлетворено состоянием дел в урегулировании грузино-осетинского конфликта. Сложившаяся ситуация, якобы, мешает социально-экономическому развитию и является причиной нестабильности не только в зоне конфликта, но и на Кавказе в целом. Международное сообщество заявляет, что стабильность может быть достигнута только через политический диалог. Данная встреча имеет большое значение, поскольку она дает возможность продолжить и углубить его. По его мнению, ОБСЕ уверено, что результатом должна быть выработка конституционных предложений, которые должны исходить от сторон. При этом международные организации, по словам г-на Стриккера, будут помогать в разрешении и реализации этих предложений: «Существуют параметры, которые необходимо учитывать при их составлении. Я имею в виду экономическую ситуацию, общественное мнение. На следующей неделе Действующий председатель едет в Закавказье. Он заинтересован в разрешении главной проблемы на Кавказе — конфликтов. Надеюсь, что во время своего визита он сможет говорить, что эта встреча будет результативной» — сказал г-н Стриккер.
    — Какие позиции были доведены до участников встречи нашей делегацией?
    — Позиции юго-осетинской стороны, в основном, были изложены в моем выступлении, которое уже известно жителям Республики из газеты «Южная Осетия» № 86 от 25 октября 2003 года.
   Изложенные в нем позиции в основном заключаются в следующем:
    в ХХ веке против осетин грузинская сторона совершила два геноцида;
    без политико-правовой оценки, без официального признания Грузией своей ответственности за содеянное, нет возможности продвигаться к справедливому, полномасштабному урегулированию;
    среди политической элиты и большой части грузинского общества не преодолен стереотип конфликтного мышления;
    наблюдается отход от уже согласованных позиций грузинской стороной, которая не прилагает должных усилий для восстановления доверия и добрососедских отношений с Южной Осетией. Происходит также отход от принципа поэтапности в урегулировании конфликта (вначале должно произойти экономическое восстановление, а затем начаться политическое урегулирование). В результате чего за последние годы отмечается замедление процесса урегулирования конфликта;
    грузинская сторона отходит от первоначальной оценки произошедших событий как геноцида осетинского народа;
    грузинская сторона планомерно наращивает свою вооруженную мощь и не особенно скрывает свои планы относительно применения силы против Южной Осетии;
    блокируется деятельность СКЦ, а также предлагаемая нами встреча министров внутренних дел Южной Осетии и Грузии.
    в Грузии продолжается дискриминация осетинского населения, ряд действий грузинских властей можно охарактеризовать как продолжение политики культурного геноцида в отношении осетин;
    убийство Алана Дзигоева в грузинской тюрьме вызывает ассоциации с преступлениями, которые предпринимались против осетин в годы фашистской диктатуры Гамсахурдиа. Мы констатировали, что в Грузии и сегодня случаются подобные факты фашизма и нам не понятна позиция международных правозащитных организаций по оценке подобных фактов;
    замораживается процесс возвращения беженцев, по сей день в Грузии не принят Закон «О реституции имущества беженцев и вынужденно перемещенных лиц», несмотря на многочисленные клятвенные заверения официальных лиц Грузии, и даже несмотря на то, что принятие этого закона было важнейшим условием для вступления Грузии в Совет Европы;
    продолжается анти-осетинская пропаганда в грузинских средствах массовой информации;
    есть опасения, что Межправительственное Соглашение России и Грузии по взаимодействию в восстановлении экономики в зоне грузино-осетинского конфликта и возвращении (интеграции/реинтеграции) беженцев от 23 декабря 2000 года постигнет участь Соглашения по восстановлению экономики от 13 сентября 1992 года и т. д.
    затягивается начало финансирования ранее согласованных сторонами реабилитационных проектов Европейской Комиссией из бюджета 1999 г., и так далее.
   Перечисленные позиции твердо, настойчиво и, что самое важное — профессионально — отстаивались всей нашей делегацией, при этом подчеркивалась значимость успешно осуществляемой операции ССПМ по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта.
    — Как отреагировали на это члены других делегаций?
    — Важно отметить позицию грузинской стороны. Грузинская делегация, не придерживаясь выработанного формата, т. е. повестки дня, отметила наметившуюся тенденцию к регрессу переговорного процесса, связанную с позицией некоторых сторон», при этом выдвинув следующие позиции:
    — параллельное развитие экономического восстановления и политического (государственно-правового) аспекта процесса урегулирования;
    — вернуться к проекту промежуточного документа;
    — роль гарантов в переговорном процессе, то есть расширить круг гарантов за счет стран ОБСЕ;
    — интернационализация переговорного процесса, т.е. полномасштабная интеграция Евросоюза в процесс урегулирования грузино-осетинского конфликта.
   Выступающие попытались отреагировать на отмеченные нами факты фашизма и геноцида в отношении осетинского народа, но факты были против них, вследствие чего они начали путаться, стали делать неаргументированные высказывания, например, обвинять нашу страну в сепаратизме, что он поддерживается извне, имея в виду Россию.
   Отрицая нежелание грузинских властей вернуть беженцев, грузинская сторона сделала попытку сослаться на якобы слабо ведущуюся работу над проектом Закона о реституции имущества беженцев и другие внутригосударственные процедуры в Грузии.
   Они пытались оправдать невыполнение своих обещаний. Например, когда мы напомнили, о невыполненном обещании Э. Шеварднадзе встретиться с группой осетинских беженцев, то ответили, что вместо Шеварднадзе с беженцами-осетинами встречались представители аппарата грузинского президента, что не соответствует действительности.
   Высказывания же Э. Шеварднадзе на митингах по поводу геноцида осетинского народа они пытались преподнести в качестве исчерпывающей политико-правовой оценки произошедшего, что, на наш взгляд, по меньшей мере, наивно.
    — Обычно в конце работы аналогичныхФорумов принимается протокол по итогам встречи, однако на сей раз этого не было...
    — В результате напряженной работы сторонам был предложен проект протокола для согласования, подготовленный российской стороной.
   При выработке проекта протокола встречи юго-осетинская сторона столкнулась с, мягко говоря, непониманием и невосприятием грузинской стороной элементарных вещей урегулирования конфликта типа поэтапности урегулирования конфликта. При этом все присутствующие были ознакомлены с мнением Действующего председателя ОБСЕ в 2002 году Мартиша Да Круша (Португалия) о том, что основное внимание надо уделять реализации реабилитационных проектов, чтобы не пострадал политический процесс.
   Юго-осетинская сторона, исходя из сложившихся на сегодняшний день реалий, внесла поправки, которые, по ее мнению, являются актуальными, и готова была в деловой обстановке обсудить и принять решение о его подписании. В нем содержались перечисленные выше позиции нашей стороны. Предлагаемый юго-осетинской стороной проект протокола содержал предложение о проведении встречи по вопросу геноцида осетин на территории бывшей Грузинской ССР в 1989-92 годах и путях преодоления последствий политики, осуществлявшейся руководством Грузии в отношении осетин в указанный период.
   Грузинская сторона встретила наши предложения, по меньшей мере, агрессивно, что вызвало долгие дебаты. Грузинская сторона, представив свой проект документа, исходя из внутриполитической конъюнктуры (так как в преддверии выборов кандидаты в грузинский парламент, чтобы заручиться поддержкой избирателей, выдвигают все более и более радикальные предложения по вопросу отношений с Южной Осетией), стала настаивать на включении в протокол заведомо неприемлемых положений, и главное бесполезных для содержательной части документа, выходящих за пределы полномочий экспертных групп.
   С учетом этого, юго-осетинская сторона посчитала, что такой проект носит больше риторический, чем конструктивный характер, более того — нацелен не на реальное продвижение к урегулированию грузино-осетинского конфликта, наоборот — ведет к свертыванию переговорного процесса и эскалации напряженности.
   Мнения были столь диаметрально противоречивы, что протокол не был подписан. Исходя из того, что урегулирование грузино-осетинских отношений является одной из важнейших составляющих внешнеполитического курса РЮО, юго-осетинская делегация считает недопустимыми подобные действия, с какой бы стороны они не инициировались, тем более что они происходят на фоне сложных и опасных процессов, наблюдаемых в последние годы в Грузии.
   В то же время, несмотря на сложившуюся ситуацию, юго-осетинская сторона заявила о своей готовности к конструктивному обсуждению всех вопросов, способствующих дальнейшему продвижению переговорного процесса.
   По данному поводу юго-осетинская делегация сделала соответствующее заявление, которое было распространено среди участников встречи.
    — Какое значение будет иметь данная встреча для дальнейшего развития процесса урегулирования грузино-осетинского конфликта?     — Указанная встреча еще раз показала, что грузинская сторона не способна и не желает решать вопросы экономического восстановления зоны конфликта, возвращения беженцев и вынужденных переселенцев. Более того, умышленно затягивает выполнение ранее принятых решений, которые бы способствовали развитию процесса урегулирования конфликта. В результате этого можно сделать вывод, что для Грузии первичным является политическое решение вопроса без учета экономических реалий и истории. Это наша делегация расценила как создание условий в будущем для всевозможных ущемлений прав осетинского народа вплоть до очередного геноцида. В этой связи наша делегация вовсеуслышание очередной раз заявила, что не будет никакого отхода от конституционных устоев, от принципов проведенного референдума, и что народ Южной Осетии уже четырнадцатый год живет самостоятельно и независимо.
   В то же время, несмотря на сложившуюся ситуацию, заявили о готовности Республики Южная Осетия к конструктивному обсуждению всех вопросов, способствующих дальнейшему продвижению переговорного процесса.
    — Спасибо.
   
    Беседу вел Инал Плиев.
   
   

   

Версия для печати



Ваше мнение об этой статье?